Библиотека фанфиков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Библиотека фанфиков » Фанфики » Таня Гроттер и утерянный Талисман


Таня Гроттер и утерянный Талисман

Сообщений 1 страница 9 из 9

Опрос

Оценка читателей
1-так себе

0% - 0
2-нормально

0% - 0
3-средне

0% - 0
4-хорошо

16% - 1
5-отлично

83% - 5
Голосов: 6

1

Прячусь под стол и жду критики. Если сильно не понравится - не бейте!

Название: Таня Гроттер и утерянный Талисман
Автор: Nightingale
Жанр: Фан-роман
Статус: не окончен
Персонажи и пейринги: ТГ/ГБ, ВВ, БЯ, ЛЗ, ПД, ГС, Ш, Я, аС, МГ, ПП, А
Содержание: Талисман Четырех Стихий навсегда утерян? Кое у кого свое мнение на этот счет...

Глава 1. Новенькая
Таня Гроттер сидела за столом, грызла перо (старая лопухоидная привычка, никак не отвяжется…) и мрачно разглядывала зимние пейзажи острова Буян. Вообще говоря, предполагалось, что Таня занимается написанием магсертации. Именно это она и пыталась честно делать на протяжении последних двух часов. Но как-то не получалось – вдохновение, похоже, взяло новогодний отпуск. При всем при том, что до этого самого года осталось еще как минимум два месяца с лишком. Впрочем, другого объяснения своей внезапно проснувшейся лени Таня все равно не смогла бы найти. Приходилось довольствоваться, чем было. А было немного – перо, лист пергамента и заснеженный вид за окном…
Когда не знаешь, чем заняться, и сидишь без движения, не находя сил и желания встать и что-нибудь сделать, будешь рад любому отвлекающему фактору. А внезапно и с фирменным треском вломившийся в комнату Баб-Ягун таким фактором, несомненно, был.
- Эй, Танька, чего сидишь-киснешь над книжками? Так можно и Шурасиком заделаться, в конце концов! Пошли прошвырнемся до Зала Двух Стихий!
- Зачем? – рассеянно спросила Таня.
Ягун картинно хлопнул себя по лбу.
- И правда, мамочка моя бабуся, что это мы можем делать в Зале, да еще в самое что ни на есть обеденное время?! Вот просто ума не приложу! Ну и задала ты задачку! Я сдаюсь! Надеюсь, за добровольное признание мне выйдет скидка?
- Кончай, Ягун! – невольно улыбнувшись, проговорила малютка Гроттер.
- Ага! А вот и луч света в этом мрачном царстве! Улыбнулась Танечка, стало ве-се-лей! Давай, давай, поднимайся, стенд ап, плиз! А то все пропустим!
Таня отложила перо, разминая затекшие пальцы.
- Я, между прочим, магсертацию пишу.
- Какая тебе еще магсертация на голодный желудок! Хоть пару тарелок картошки перехвати, чтобы лучше думалось! А то напишешь Древнир знает что, потом еще удивляться будешь…
Таня невольно подумала, что, пожалуй, Ягун перебрал с исполнением роли комментатора.
- Так у нас картофельно-сосисочная скатерть?
- Я бы тебе сразу сказал, да ты слова вставить не даешь…
- Хорошо, хорошо, иду! – торопливо оборвала друга Таня. – Сейчас только куртку накину!
Она поднялась со стула и поплелась к кровати, на которую сама недавно бросила, скомкав, синюю джинсовую куртку.
Вдруг из коридора, до сего времени тихого, донесся строгий голос:
- Жить будете здесь, в этой комнате. С соседками, я думаю, потом перезнакомитесь сами... О, впрочем, долго ждать вам не придется! Одна из них уже спешит сюда!
Послышался грузный топот, который натренированный Танькин слух уже ни с чем не мог бы спутать. К этому звуку она привыкла с детства.
- Это еще кто?!
Любопытство – не порок. Даже наоборот. Решив, что она уже достаточно послушала этот аудиоспектакль, Таня рывком распахнула дверь.
В коридоре, у самой их комнаты, стояли три довольно колоритные женские персоны. Доцента кафедры нежитеведения Медузию Горгонову с ее как всегда обаятельными кудрями-змеями Таня узнала сразу. Опознать вторую – низенькую, необъятных размеров девицу в неопределенного цвета блузе и модных розовых брючках – Гроттер помогла неповторимая прическа «я-упала-с-самосвала-тормозила-головой» ее московской, а ныне и тибидохской, сестрички Пипы Дурневой.
А вот третью Таня видела впервые.
Длинные, аккуратными прядями стелящиеся по спине и плечам светло-русые волосы. Темно-синие матовые глаза, правильные – даже, пожалуй, слишком – черты лица. Невысокого роста, но все же выше Пипы. Строговатая кофточка цвета увядшей сирени, среднестатистические черные прямые брюки.
В руке новоприбывшая держала небольшую вещевую сумку.
- Это еще кто?! – уперев руки в боки, повторила Пипенция.
- Это, Пенелопа, - подчеркнуто холодно ответила Медузия, - ваша новая соседка.
Таня, смешавшись, попыталась закрыть дверь, но та предательски скрипнула. Все три разом обернулись.
- Гроттер, что вы там прячетесь, как нашкодившая мышь? – в упор спросила Медузия. - Подойдите, вам тоже будет полезно послушать. Причину своего отсутствия на обеде вы объясните мне позже.
Пипа злорадно хмыкнула.
- Итак, - продолжила доцент Горгонова. – Эта девочка – ваша новая соседка, как я уже говорила Пенелопе. Ее зовут Марьяна Смолина. Она поступила к нам совсем недавно. Сейчас Марьяна зачислена на белое отделение… как и вы, Гроттер. Постарайтесь по мере сил помочь ей освоиться в Тибидохсе. Всего хорошего.
Стремительно развернувшись на каблуках, Медузия ушла в сторону Башни Привидений. Таня, Пипа и Марьяна остались стоять в коридоре, сверля друг друга изучающими взглядами.
- Значит, у нас теперь третья квартирантка есть? – громко, ни к кому конкретно не обращаясь, спросила Пипа. – Отлично, Гроттерша, теперь тебе будет на кого спихивать свои прямые обязанности по уборке и устилке!
- Да, ведь, кроме тебя, других кандидаток еще не было, - парировала Гроттерша.
Пипа, вспыхнув, демонстративно отвернулась и, задрав нос, отчалила.
- Что, так и будем тут стоять? – Таня, поборов искушение запустить в спину любимой сестричке запуком, повернулась к двери. – Пошли, хоть вещи сложишь, а потом на обед.
- Ладно, - мягко согласилась новенькая.
Девчонки прошли в комнату.
- Разборки завершились? – поинтересовался Ягун, царски развалившийся на Пипиной кровати. – Можно покинуть бомбоубежище?
- Сейчас, только пару снарядов скинем, - в тон ему сказала Марьяна, плюхая сумку на свою теперешнюю спальную месту.
- Ты новенькая, да? – спросил с интересом Ягун. – Тебя как зовут?
- Марьяна.
- Белая, черная?
- Белая.
Марьяна непроизвольно прокрутила на пальце тяжелый старинный перстень, который был ей явно великоват.
- Что, спадает? – сочувственно спросил внук Ягге. – Привыкай, старуха! Магические кольца не подтягивают! Так что – либо наращивай пальцы…
- Кто-то тут на обед собирался? – иронически напомнила Таня.
- А, да, точно! – Ягун вскочил с такой скоростью, что Пипино покрывало моментально оказалось на полу, а парень, нимало тем не смутясь, еще и прошелся по нему. – Так что, идем, девчонки? Есть хочется, сил нет!
- Есть? – Марьяна внимательно посмотрела матовыми глазами на играющего комментатора. – Ты угощаешь или девушки снова за все платят?
- Угощает Тибидохс! – воскликнул Баб-Ягун, сделав немыслимый пируэт и очутившись у двери. Галантно распахнув ее, он добавил: - А вашим проводником по волшебному миру на этот вечер станем мы – я, великий и несравненный, но все-таки очень-очень скромный Баб-Ягун и моя лучшая подруга – исключительно в прямом смысле – знаменитая леди Татьяна Гроттер!! Девушка без шрамика в форме копирайта! Прошу любить и не жаловаться!
- Обязательно, - с усмешкой заверила внука Ягге новенькая.

Глава 2.Суровые Таньки бодрствуют в ночи
- Ну и как тебе наша школа? – спросила тем вечером Таня новую соседку. Они были в комнате вдвоем, так как Пипа убежала на свидание с Генкой Бульоновым.
Марьяна задумчиво провела расческой по и без того прямым волосам.
- На самом деле здорово. Везде все такое... магическое! Классно, что я на белом отделении! Будем вместе защищать мир от зла, - засмеялась она.
Таня улыбнулась, подумав про себя, что Марьяне еще предстоит многому научиться.
- Нет, а если серьезно?
- Серьезно говорю, тут здорово. Даже лучше, чем...
- Чем где? – уточнила Таня.
Марьяна отвернулась.
- Давай не будем об этом.
- Нет, скажи! – настаивала Таня. – Нельзя так, сказать «а» и не говорить «б»!
- Не думаю, что тебе понравится это самое «б», - еле слышно сказала Марьяна. – Но если ты так хочешь узнать – хорошо. Здесь даже лучше, чем в Магфорде.
- В Магфорде? – поразилась Таня. – Ты из Магфорда? Но почему?
- Потому что по происхождению я русская, но мой магический дар проявился, когда мы с подругами отдыхали на каникулах в Англии. Магфорду нужны были новые талантливые аспирантки, и мне пришлось начать учебу там. Мне было очень сложно, было такое впечатление, что это вообще самая обычная школа, только вместо ручек волшебные палочки. Там жутко скучно и тухло. Я почему-то ни с кем так и не смогла подружиться... Они там все сдвинутые на том, что они круче всех, и на этом Гурии Пуппере. И поверь мне, я была очень рада, когда отец забрал меня оттуда! – воскликнула Марьяна. – Я не хотела ехать учиться в Тибидохс, мне казалось, что я сама смогу освоить основы магии!
- Осваивать основы магии гораздо проще под руководством умных преподавателей.
- Теперь я это вижу. Здесь действительно здорово! Не знаю, в какой раз я это говорю, но это ведь так? И тем более, здесь у меня нормальная соседка.
- Вообще-то тут еще живет Пипа, - виновато пояснила Таня. Ей совсем не хотелось портить Марьяне впечатление от Тибидохса, но она придерживалась принципа «Предупрежден – значит защищен».
- Какая еще Пипа?
- Помнишь ту девицу в коридоре? Упитанную такую, с невероятной прической?
- Это и есть Пипа? – брезгливо воскликнула Марьяна. – О, майн Готт! Неужели я теперь живу с ней в одной комнате? И почему у нее такое странное имя? Она... иностранка?
- Нет, нет! Она не иностранка! Пипа – это сокращенно. Ее настоящее имя Пенелопа Дурнева, но она всем говорит, чтобы ее называли Пипой. Привыкла с детства.
- А ты откуда знаешь? Неужели она с тобой откровенничала?
- Нет, - тихо произнесла Таня. – Просто ее отец, Герман Дурнев, - родственник моего папы. Мои родители погибли, когда я была совсем маленькая, и мне пришлось жить с дядей Германом, тетей Нинелью и Пипенцией с самого раннего детства.
Марьяна прижала руку ко рту.
- Так значит, ты та самая Таня Гроттер? – воскликнула она. – Грозная русская Гротти, про которую в Магфорде рассказывали самые невероятные истории? Не может быть!!
Грозная русская Гротти невесело улыбнулась.
- Отвечу тебе твоими же словами: «Давай не будем об этом».
Марьяна кивнула и забралась с ногами на кровать, по рассеянности забыв в волосах расческу.

Спустя какое-то время, когда Таня еще лежала без сна и, задумчиво смотря в потолок, думала о Ваньке, а Марьяна уже вкушала десятый сон, в дверь громко постучали.
- Откройте, милиция! – приглушенно донеслось из-за двери.
- А у вас что, уже открыть нечем? – раздраженно спросила Таня, нашаривая в темноте тапки.
- Нечем! – радостно подтвердили из-за двери. – Открывай, сиротка! Своих не узнаешь?
- Гробыня?!
Таня распахнула дверь. На пороге стояла Склепова собственной магсоной.
- Суровые Таньки бодрствуют в ночи? – спросила Гробыня, обнимая малютку Гроттер. – Мечтаем?
- Мечтаем, - привычно согласилась Таня. – А вы почему не спите по ночам, мадам Склепофф?
Гробыня погрозила ей наманикюренным пальчиком.
- Я пока еще мадмуазель, детка! И собираюсь ею оставаться еще годика два... Как там мой гробик, никого не похоронили в нем?
- Нет, - растерянно ответила Таня. – А тебе это зачем?
- Как зачем? – поразилась мадмуазель Склепофф. – Разве я тебе еще не сказала? Он улетел, но обещал вернуться! Гроттерша, подвинься, стоишь тут как маяк в гавани!
Гробыня втащила в комнату небольшой чемодан и метко швырнула его на свою старую кровать-гробик. Таня молча наблюдала за ее манипуляциями.
- А как же Пипенция? – спросила она, когда великое переселение завершилось.
- Я об этом позаботилась, - успокоила ее Склепова, - Пипа согласилась переехать в сто седьмую к какой-то припадочной с третьего курса.
- Интересно, почему?
- Она отлично готовит любовные зелья... – отмахнулась роковая девушка. – В любом случае я к вам не сильно надолго. Я бы и так не приехала, но этот Шейх Спиря Эль Алям, когда мне просто не захотелось в сто тридцать девятый раз объяснять, почему я не хочу к нему в гарем с видом на нефтевышку, приехал прямо в офис. Вообрази? И с порога заявил, что хочет купить мою передачу. Ты слышала, какая наглость?! Грызианка мне чисто по-дружески посоветовала покинуть Лысую гору на время, пока они там разбираться будут. Я-то знаю, что не продаст она ему «Встречи», но видеть его каждый день тоже не шибко охота. Вот и решила навестить чудный остров, погостить... Опс, а это еще что за безбилетник? Не Кусайжирафов случайно?
- Это Марьяна, новенькая, - объяснила Таня, пропустив мимо ушей склеповский намек.
- Как приятно! – умилилась Гробыня. – Если она утречком проснется, скажи ей, что мадмуазель Склеп приехала на пару лет пожить тут, и, если она не возражает, то пусть кивнет...
Склепова привычным движением подложила под голову атласную подушку-сердечко и отрубилась, нимало не смущаясь наличием нераскрытого чемодана и неразобранной постели.
Малютка Гроттер вздохнула, захлопнула дверь и вернулась в кровать – дальше мечтать о Валялкине...

Глава 3. Слишком много Гле-Бэээээ
Когда Таня проснулась, было уже светло. Кровать Марьяны была аккуратно убрана, самой же Смолиной и след простыл. Гробыня все так же безмятежно дрыхла, а ее чемодан лежал на полу.
- Когда человек спит, он молодеет! – обнадежила себя Таня, запирая дверь комнаты. Гробби вполне была в состоянии проспать весь день, а будить ее просто не имело смысла.
Большие часы в холле лениво дымили, стрелка мешочком висела, обвиняюще показывая на прыгающую книгу. «Теоретическая магия для магспирантов», - определила Таня. До кабинета ТМ оставалось не более двух-трех десятков шагов, поэтому она решила позволить себе немного постоять у окна и полюбоваться видом старого Тибидохского парка, засыпанного белым снегом...
- Красиво, не правда ли?
Таня резко обернулась. Прямо перед ней, изучающе улыбаясь, стоял Глеб Бейбарсов.
- Красиво, - согласилась она. – Но мне надо идти, скоро начнется пара.
- Несколько секунд назад ты думала совсем по-другому.
«Блин! – сказала себе малютка Гроттер. – Слишком много Гле-Бэээээ с утра – это вредно! Неужели он сумел справиться с магией локона Афродиты?!»
- Это утро просто восхитительно, - сказал некромаг, поигрывая тросточкой. – Солнце, снег и мы с тобой, совершенно одни...
- Сгинь, Колотипесиков! – взмолилась Таня. – По-хорошему прошу!
- А как будет по-плохому?
- Сам напросился! Искрис...
Глеб перекинул трость в правую руку и поймал запястье Тани.
- Какие невежливые методы! Можно было просто попросить! – сказал он.
- Я просила... – Таня вырвала у него руку. – Тебя что проси, что не проси... толку ноль на массу.
- Чтобы попросить, не всегда нужны слова, - ускользающе ответил Бейбарсов. – Иногда...
Тане очень захотелось врезать этому гроттерману по физии, но свое желание она осуществить не успела. Из коридора показалась Гробыня.
- Кого я вижу! – приятно удивилась она. – Сам принц некромагии Ловиптичкин! Такие люди и без охраны! 
- Трупенция Могилова! – не остался в долгу Глеб. – Как вас давно не видел я!
Пока «принц некромагии» отвлекся благодаря внезапному появлению Склепши, Таня обогнула его, точно трамвай – сбоку и максимально спешным шагом направилась к кабинету теоретической магии, мысленно вознося похвалы неугомонному нраву Гробульки.

- Кхм... Итак, сегодня мы продолжаем тему «Магические артефакты», - объявил академик Сарданапал. Один из его разноцветных усов немедленно метнулся к мелу и принялся записывать на доске тему, другой же продолжал заботливо поддерживать очки академика.
- Как вы все знаете, универсальных артефактов в мире не существует. Не бывает ни абсолютной мощи, ни непробиваемой защиты, ни вселенской магии. Артефакты могут усилить только одну-две, максимум три стороны владельца. На протяжении веков многие маги-испытатели, не желая мириться с этим, пытались создать такой артефакт, который был бы универсален во всех отношениях. Благодаря их опытам сегодня мы пользуемся магическими перстнями вместо неудобных палочек, - академик тонко улыбнулся, - умеем использовать такие материи, как некромагия и вуду... некоторые из нас умеют. Нельзя сказать, что их попытки ничего не дали науке магии. Однако цели своей они так и не достигли. Правда, один из них подошел очень близко к решению. Его имя, я думаю, известно всем вам. Леопольд Гроттер. – Тут Сарданапал посмотрел на Таню. – Именно ему удалось создать легендарный Талисман Четырех Стихий, который... кгхм... в свое время спас его дочь. За Талисманом, конечно же, охотилась Та-Кого-Нет, однако ей не удалось его заполучить, благодаря Татьяне Гроттер. – Теперь уже весь класс обернулся к Тане. – Правда, он не достался и нам... но, может, это и к лучшему? В настоящее время Талисман Четырех Стихий считается утерянным. Многие молодые ученые пытались повторить путь Гроттера, однако не добились ничего...
- А почему? – заинтересовался Шурасик.
- Говорят, что нельзя дважды войти в одну реку. Говорят, что артефакты не любят копий. Кто знает, почему? – загадочно проговорил академик.
Тане почудилось, что, произнося это, Сарданапал как-то странно посмотрел в ее сторону.

- Эй, ты чего сегодня с утра такая кислая? – поинтересовался Баб-Ягун.
Они сидели за столом в Зале Двух Стихий. Марьяна, которая официально была на пятом курсе, в это время находилась на снятии сглаза. Магспирантов же академик Сарданапал отпустил с лекции пораньше, и теперь они сидели в Зале, поглощая то немногое, что еще осталось от завтрака, в ожидании обеда.
Будь рядом Ванька или, на худой конец, Лиза Зализина, Таня ничего бы не ответила на вопрос Ягуна. Но Валялкин обретал себя в брянских лесах, а Бедная Лизон сидела через два стола от них и в радостном гвалте юных магспирантов, вероятно, ничего не могла услышать. И Таня не выдержала – рассказала другу об утреннем происшествии.
- Сильно он к тебе клеится! – задумчиво признал Ягун, ковыряя в зубах жесткой вафлей. – И с чего бы это вдруг? По-моему, так влюбленный некромаг – это нонсенс, полнейшая нелепица!
- Это и есть нелепица, - рассеянно отозвалась Таня.
- Танька, ты сегодня на какой планете? – Ягун помахал у нее перед носом рукой.
- Прости, я задумалась, - машинально сказала Таня. – Глеб говорил мне, что та ведьма подарила ему право меня любить и что, если я не отвечу ему, его жизнь сделается пустой...
- Значит, он просто себя спасает! Так я и знал! Все они, некромаги, последние эгоисты! – сочувственно кивнул внук Ягге.
Таня ничего не сказала. Она неожиданно задумалась: неужели же так оно и есть? Неужели некромаг не столько старается причаровать ее, сколько спасти себя, свою собственную жизнь? Как мерзко! Значит, она для него уже не девушка, а спасательный круг? «Ах, так! – шептал ее внутренний голос. – В таком случае прекрати эти свои нравственные метания! Ты любишь Ваньку! Не Глеба! Ваньку! Никакого не Глеба! Пусть этот некромаг сам выкручивается как хочет!»
«Но я не хочу, чтобы он страдал из-за меня!» - возразила Таня.
«А когда ты страдаешь из-за него – это нормально? – сердито спросил внутренний голос. – Прекрати! Постарайся даже не думать о нем! Это пройдет, это как простуда – быстро проходит, если про нее не думать...»

Глава 4. Полет некромагической мысли
Таня клятвенно пообещала себе даже не думать про Крошимурашкина, но вся ее убежденность развеялась точно дым, когда она увидела фигуру, смутно маячившую в нише окна. Правда, приближаясь, она поняла, что Глеб стоит спиной, и, может быть, ей еще удастся спокойно пройти...
- Невежливо проходить мимо, - сказал он, резко повернувшись к ней.
- Невежливо приставать по любому поводу, - Таня почувствовала, что начинает раздражаться.
- Я жду тебя уже третий час, - словно не слыша, продолжал Бейбарсов. – Где ты так долго была?
- Не твое дело, некромаг! Отойди с дороги!
Бейбарсов, похоже, вообще решил не обращать внимания на ее слова.
- Я принес тебе кое-что, - сказал он, жестом фокусника извлекая из воздуха небольшую коробочку. – Один предмет, который, я уверен, тебе пригодится не раз. Держи. – Он вложил коробочку в пальцы Тане. – Не надо благодарностей. Когда-нибудь ты оценишь то, что я делаю для тебя...
Он поклонился и растаял в воздухе, точно призрак.
Таня еще некоторое время стояла, ошеломленная невероятной наглостью Бейбарсова. Чего стоит этот его насильный подарок! Она бросила коробочку на пол и уже хотела решительно притоптать ее каблуком, как вдруг заметила странный блеск. Коробочка раскрылась при падении, и Таня, склонившись над ней, разглядела очень красивое кольцо – на вид из золота, в форме тонкой ленточки, обвивающей палец, с некрупным бриллиантом в гнезде для камня. Девушка автоматически протянула руку, и кольцо само скользнуло ей на палец. Вскрикнув, Таня попыталась снять кольцо, но оно держалось так, словно было единым целым с пальцем...

Хмурая Таня буквально вломилась в комнату, плечом захлопнув за собой дверь. Марьяна все еще где-то шаталась, зато Склепова была на месте. Она занималась своим любимым делом – красила ногти (точнее сказать, коготки).
- Загуляла? – поинтересовалась Гробыня, склонив голову набок.
- Отвянь!
- А с чего это мы вдруг такие колючие? Снова Пинайсусликов смущал покой нашей невинной души?
Таня, не отвечая, села на кровать и достала из футляра небольшой раскладной нож. Стиснув зубы, она попыталась поддеть им кольцо, но то словно приросло к пальцу. Малютка Гроттер нажала изо всех сил и вдруг вскрикнула от боли. Нож распорол кожу, потекла густая кровь.
- Ты что делаешь, Гроттерша, совсем тронулась? – закричала Гробыня, неизвестно как оказываясь рядом с Таней и вырывая у нее нож. – Заживлямус!
Края раны стянулись. Таня прикусила губу от досады. Проклятый Бейбарсов! Он все продумал!
- Что это за колечко? – поинтересовалась Гробыня. – О, какой полет дизайнерской мысли! От кого это? Уж не от Крушихомячкова ли? Понимаю твое стремление его снять, но это можно сделать и проще...
Она взялась двумя пальцами за золотой ободок и небрежно повернула его. Точнее, попыталась повернуть.
- Что это, Гроттерша?! Что ты сделала, что оно так прикипело?
- Это он! – прошептала Таня. – Проклятый некромаг!
- Ну, проклятый не проклятый, а свое дельце он знает. Я не помню ни одного запрещенного заклинания с таким эффектом.
- Почему ты думаешь, что это должно быть запрещенное заклинание?
- А разве этот старый зануда Древнир разрешил бы подобное? Нет, по-моему, это что-то из арсенала некроштучек. Впрочем, тут я не спец. Надо спросить у...
- ААааааааааааааааааааааааааааааа!!!
- Именно, у Абдуллы, - как ни в чем не бывало закончила Гробыня, наблюдая за стремительным спринтом Жоры Жикина. Марьяна подула на кольцо и перешагнула порог.
- Довольно непонятливый субъект, - пожаловалась она, запирая дверь. – Я уже десять раз ему объяснила, что не пойду с ним на свидание, но он, видимо, понимает только по-плохому.
- Жорик у нас такой! – со знанием дела сказала Склепова, цокая языком. – Привыкай, подруга!
- Что это вы? – спросила Марьяна. – Секретничаете?
- Если бы... Грызиматрешкин... сорри, Бейбарсов тут Таньке колечко преподнес...
- Обручальное?
- Сплюнь! – замахала руками Гробыня. – Может, и не обручальное, но точно с приветом. Сниматься не желает никак, хоть ты тресни!
По лицу Марьяны мелькнула тревожная тень.
- Не хочет сниматься? О-о...
Таня неожиданно – даже для самой себя неожиданно – всхлипнула. Это кольцо словно слилось в единое целое с ее пальцем, и ей теперь придется всю жизнь провести с ним... и без Ваньки... только не это!!!
- Эй-эй, Гроттерша, не нужно здесь сырость разводить! – встрепенулась Склепова. – Я только что навела марафет! Снимем мы твою ленточку, и глазиком не моргнем, только прекрати лить слезы! Марьяна, помоги мне! Пошли, доведем ее до библиотеки!

0

2

Глава 5. Мужчины, они такие...
До библиотеки все трое добрались довольно быстро. Впрочем, в какой-то степени это объяснялось тем, что вид новенькой Марьяны, в компании с неотразимой Склеповой буквально несущей на плечах всхлипывающую Гроттершу, сам по себе не внушал оптимизма. Кроме того, Гробби с помощью заклинания Антиллум древнидис открыла потайной туннель, ведущий с Главной Лестницы прямиком к входу в библиотеку.
Когда Таня осознала, что стоит возле конторки Абдуллы и бесцельно водит пальцем по лакированной поверхности дерева, до нее наконец дошло, что они «ужо тута». Впрочем, самого библиотечного джинна видно не было. Марьяна, стоя возле стеллажа «История магии», с любопытством изучала корешки книг. Гробыня же словно провалилась сквозь землю.
- Склепова! – негромко позвала Таня.
- О, вечные врата, что за спешка?! – ворчливо отозвались из-за стеллажей. – Неужели нельзя было прийти в другое время... дня, скажем, через три?
- Ну, я не знаю, но Гроттерша там совсем на себя стала не похожа... В общем, на это нужно посмотреть!
Таня, движимая внезапно проснувшимся любопытством, осторожно подалась вперед и заглянула за угол. Рядом с полками, забитыми магическими фолиантами, укоризненно парил джинн Абдулла, а перед ним стояла Склепова.
  - Посмотреть... С каких это пор меня записали в доктора? – продолжал лениво отмахиваться джинн. – Я же не могу поставить диагноз, не видя больного...
- Так больной же за углом...
Джинн картинно схватился руками за голову и несколько раз провернулся вокруг своей оси.
- Ну хорошо... Все равно больше написать ничего уже не смогу... Веди меня к своей подруге!
Не дожидаясь ехидного ответа Склеповой, Таня открыто вышла из-за угла.
- Не надо никуда ходить, я уже здесь.
- А-а, это ты! – Абдулла явственно сник. – Значит, это насчет тебя сия юная леди прожужжала мне все... м-м, уши? В таком случае даю тебе двадцать секунд на то, чтобы объяснить, почему я не должен проклясть тебя здесь и сейчас.
Таня протянула вперед левую руку.
- Кольцо, - коротко пояснила она.
Библиотечный джинн наклонился – точнее, согнулся пополам – и безразлично посмотрел на украшение.
- Ну и чего ты от меня хочешь, милочка? Вес в каратах, пробу, возраст, имена прежних владельцев?
- Я хочу узнать, что это такое! – Таня почувствовала себя растерянной. Почему джинн так странно отозвался о кольце? Неужели он не чувствует его магии?
- Как ни странно, это кольцо из классического желтого золота, выполненное в форме ленты. Украшено не менее классическим бриллиантом, ограненным по высшему разряду, явно профессионалом...
- Минуточку! – недоверчиво воскликнула Гробыня. – Если я вас правильно понимаю, на Танькином кольце нет ни малейшего следа магии?
Абдулла вздохнул – если только пар умеет вздыхать.
- Как же вы недооцениваете меня, юная леди! Я далеко не так глуп, чтобы спутать простейший бытовой амулет с могущественным артефактом...
- Так это всего лишь простой амулет? – перебила страдающего джинна Таня.
- Клянусь своей конторкой, этот бриллиантик в твоем колечке не более чем обычный «камень притяжения взглядов», или, проще говоря, талисман привлекательности. Однако ничего из ряда вон выходящего в нем нет. И зачем было тревожить меня по такому пустяковому поводу?..
- А почему тогда Гроттерша не может его снять? – едко поинтересовалась Склепова.
- Это уже не мое дело, - с видом эксперта изрек Абдулла. – Если она случайно заколдовала его...
- Но ведь ни малейшего следа магии здесь нет!..
Однако реплика улетела в молоко. Библиотечный джинн, превратившись в струйку дыма, хитроумно ввинтился в щель между скрипучими половицами.
Мадемуазель Склепп с чувством вздохнула.
- Спрашивается, зачем ходили? – риторически спросила она. – Ничего толком не узнали...
- Наоборот, - тихо возразила Таня. – По крайней мере, мы знаем, что эта заварушка с кольцом – не дело рук Бейбарсова...
«Или тебе просто хочется так думать», - отреагировал вредный внутренний голос.

Этой ночью Таня спала беспокойно. Кошмары, в изобилии приправленные золотыми мечами, Черными Кубами и Чумой-дель-Торт лично снова начали одолевать девушку. Половину ночи Таня провела, изо всех сил стараясь проснуться, а вторую половину – стараясь не заснуть. Так плохо ей еще не было. К счастью, Марьяна и Гробыня спали без задних ног, и Танино локальное безумие их не разбудило. Сейчас ей меньше всего хотелось отвечать на чьи-то – пусть даже и Гробулькины – расспросы и слушать пустые слова сочувствия.
На рассвете, когда золотой меч в очередной раз просвистел в воздухе над ее головой, Таня не выдержала. Вскочила с кровати, не утруждая себя ее заправлением, на скорую руку оделась и выскользнула из комнаты – подальше от ночного ужаса.
Коридоры Тибидохса в этот предрассветный час были еще пусты и тихи. Никто не хлопал дверями, не выкрикивал заклинаний, не шептался по углам. Малютка Гроттер наслаждалась полным покоем, мало-помалу приходя в себя. Задумавшись, она не контролировала, куда идет – ноги сами несли ее по знакомому пути к холлу, где прошлым утром она столкнулась с Бейбарсовым...
«Помяни черта, он и явится», - с досадой подумала Таня, раздраженно посмотрев на принца некромагии, явно без дела околачивавшегося в холле. Очарование раннего утра моментально развеялось. Она хотела было незаметно уйти, но Глеб неожиданно окликнул ее:
- Таня!
Злясь на саму себя, девушка круто развернулась и смерила приближающегося Бейрюмкина «взглядом Ленина на буржуазию».
- Таня, постой, не уходи. Я хотел только спросить у тебя...
- И поэтому пошел на такую жертву – торчал здесь целую ночь? – спросила Таня.
Некромаг побарабанил пальцами по рукояти своей трости.
«Я его не люблю, - напомнила себе Таня. – Я люблю Ваньку. Мне плевать на этого нахального вьюношу».
- То, что я дал тебе вчера... – нерешительно начал Бейбарсов. – Ты...
- Даже подари ты мне обручальное кольцо, я бы злилась на тебя меньше, – резко ответила Гроттер.
- Приму к сведению... Но почему ты злилась на меня? Я ведь не хотел причинять тебе вреда...
- Не хотел, но причинил. Я едва не отрубила себе палец, пытаясь избавиться от твоего подарочка. Я тоже люблю кольца, но это не повод носить их круглые сутки.
- О чем ты говоришь? – Он казался удивленным.
- Не делай неприкаянный вид! Ты отлично знаешь, о чем я!
- Но, Таня, я правда не...
- Правда? – возмутилась Таня, протянув вперед руку. – А это, по-твоему, что?
Бейбарсов с нескрываемым удивлением посмотрел на кольцо.
- Где ты его взяла?! 
- Это же твой подарок! Разве не так?
- Нет... – Он не отрывая глаз глядел на кольцо. – Я положил в коробочку совсем...
- То есть ты хочешь сказать, что собирался подарить мне одно кольцо, а я получила абсолютно другое? – Таня чувствовала, что совершенно не понимает этого некромага.
- Я вообще собирался подарить тебе не кольцо, а... – Глеб осекся, точно поняв, что сказал лишнее.
- Что за привычка, – Таня начинала выходить из себя, – сказать «а» и не говорить «б»! Хватит секретов! Договаривай! Что ты хотел сказать?!
- Ничего, – буркнул некромаг.
Малютка Гроттер едва сдерживалась, чтобы не зарядить этому молчуну двойным фронтисом в лоб. Ну сколько можно вот так измываться над ней?!
- Тогда куда же... О, нет! – воскликнул вдруг Бейбарсов.
- Что опять? – максимально вежливо поинтересовалась Таня.
- Идем!
Крушисобачкин схватил Таню за руку и повлек за собой. Девушка пыталась высвободиться, но некромаг вцепился в ее запястье буквально мертвой хваткой.
- Что происходит? – выдохнула она.
Глеб, не отвечая, наращивал темп ходьбы, постепенно переходя на бег. Вскоре они оказались перед комнатой некромагов.
- Надеюсь, там никого нет, - пробормотал Бейбарсов, касаясь тростью дверной ручки. Дверь скрипнула и отворилась.
Там действительно никого не было. Комната была абсолютно пуста, если не считать тряпичных кукол, амулетов в виде человечка и фигурок-оберегов, в изобилии расставленных на полках, столиках и подоконниках. Но Бейбарсов не обратил на них никакого внимания. Выпустив руку Тани, он кинулся к ближайшему туалетному столику и лихорадочно принялся шарить в выдвижных ящиках.
- Только не это... только не это... – бормотал он.
Про Таню он, казалось, напрочь забыл. Она могла бы сейчас развернуться и спокойно уйти. Но она, сама не зная почему, не только не ушла, а осторожно подошла к Глебу и заглянула ему через плечо.
Старые книги... амулеты... клочки пергамента, испещренные рунами...
- Не то, не то! – шептал Бейбарсов.
Вдруг его руки задрожали. Из самого нижнего ящика он вытянул тонкий продолговатый футляр с золотыми застежками, отделанный синим бархатом. Таня непроизвольно вздрогнула.
Непослушными пальцами некромаг откинул застежки и раскрыл футляр.
Внутри было пусто.
- Проклятье! – вырвалось у Бейбарсова.
- Что там было? – тихо спросила Таня.
Некромаг поднял на нее глаза, и внутри у Тани все сжалось. Она впервые видела слезы на глазах Глеба.
- Мой медальон, – прошептал он.

Глава 6. Когда надо быть сильной
У Тани руки дрожали, как с похмелья. Она даже не могла удержать ложку, и ей пришлось сделать вид, что она не хочет есть. Было очень неудобно сидеть и сглатывать слюнки, наблюдая за с аппетитом поглощающим винегрет Ягуном. Но другого выхода пока не было.
К счастью, Ягун был так увлечен винегретом и своим собственным рассказом об утреннем побоище с Демьяном Горьяновым, что ничего не замечал – или делал вид, что не замечал. Таня в свою очередь делала вид, что внимательно слушает хвастливое повествование внука Ягге, а на самом деле прокручивала в голове события раннего утра. Вспоминала Бейбарсова, его глаза, его странные слова о каком-то медальоне... и не могла заглушить предательскую мысль о жалости к Глебу. Сколько она ни пыталась вызвать в памяти образ Ваньки, сколько ни пыталась думать хотя бы о Пуппере – все было тщетно. Порой Таня ловила себя на том, что внимательно наблюдает за столом, за которым обычно сидели некромаги. Сейчас там были только Ленка Свеколт и Жанна Аббатикова. Бейбарсов на завтрак так и не явился.
«Хватит, – увещевал ее приставучий внутренний голос. – Прекрати сейчас же думать об этом некромаге. Ты ведь его не любишь. Ты любишь Ваньку. Помнишь?»
«Ванька? Да он же мне ни разу за весь этот год и не написал!» – возражала Таня.
«Но ведь это не имеет значения? – встревожился внутренний голос. – Ты ведь его любишь по-прежнему?»
«А люблю ли я его?» – задалась вопросом Таня.
С одной стороны, все те годы, пока они были вместе, просто так из памяти не сотрешь. С другой же... С другой же стороны, Ванька за последний год не прислал ей ни одной весточки. Не написал ни словечка, ни разу даже не позвонил. Может быть, он забыл о ней? Неужели?! Неужели он...
От невеселых мыслей ее отвлек Ягун, который, как оказалось, уже третий раз задавал ей какой-то вопрос.
- Мамочка моя бабуся! Танька! Очнись! Что с тобой, заснула, что ли?
- Нет... – машинально проговорила Таня, отмахиваясь от внутреннего голоса. – Я... Я просто задумалась.
У Ягуна хватило ума не задавать ненужных вопросов.
- В таком разе подымайся, пойдем, развеемся. Ты на тренировку-то пойдешь?
- Ага, – отозвалась малютка Гроттер. – Сейчас только контрабас прихвачу. У тебя пылесос с собой?

В печально известном холле Таня непроизвольно замедлила шаг, ожидая внезапного появления Глеба. Но вместо него из-за угла коридора вынырнула Лиза Зализина. Таня пожалела, что рядом с ней сейчас нет Ягуна, который дожидался ее внизу в холле.
Лиза нарочито медленно подошла к Тане.
- Здравствуй, Татьяна! – томно произнесла она.
- Здравствуй, Елизавета! – осторожно ответила Таня.
- До меня дошли слухи... – тоном обманутой жены сказала Зализина. – Ответь: ужели это правда?!
- Кончай свои выкрутасы, Лизон! Говори нормальными словами!!
- На рассвете мои подруги видели тебя выходящей из комнаты моего возлюбленного... Что ты делала там у Глебушки?! – перешла на маниакальный шепот Лизон. – Я требую четкого и ясного ответа, Танюша!!
«Может, мне все это снится?!» – мнительно подумала Таня. Эта встреча до боли напомнила ей тот ужасный год, когда Ванька убил – точнее, думал, что убил – Пуппера на дуэли. Тогда Зализина тоже не упустила случая наехать на «родненькую Танечку» за «испорченную жизнь Ванечки»...
- Молчишь? – напирала Лизон. – Нечего ответить? Правда глаза режет? Значит, я была права!! – Зализина заслонила рукой лицо, будто бы была не в силах даже смотреть на Таню, и с надрывом продолжала: – Ты снова перешла мне дорогу, Гроттерша! Но на этот раз тебе не уйти от возмездия!!
- Я уже ухожу! – буркнула Таня, плечом отодвигая Лизку в сторону.
- Как бы не так! – взвизгнула Зализина, занося руку для удара.
Таня успела вовремя подставить свою руку, и богатырский замах противницы пропал даром.
- Вот ты как... Подлая змея! – зашипела Бешеная Лизон, отскакивая в сторону, будто обжегшись. – Тогда получай! Затычкус булькус!
«Это еще что такое?» – рассеянно подумала Таня. Но времени ворошить собственную память у нее уже не было. Необычайно яркая искра, скользнув с кольца Зализиной, метнулась к Гроттер. Последняя инстинктивно зажмурилась и отступила на шаг, понимая, что шансов нет – не зная заклинания, она не могла произнести отвод.
Искра почти уже коснулась лица Тани, как вдруг что-то неярко полыхнуло. Девушка ощутила волну жара, поднимающуюся от левой руки по всему ее телу, и услышала визг Лизон, неожиданно внезапно оборвавшийся.
«Похоже, опасность миновала», – сказала себе Таня, осторожно открывая глаза. Зализина была растеряна и, похоже, сильно напугана. Она сжимала пальцами щеки, впиваясь длинными ногтями в кожу, и силилась раскрыть рот, чтобы изрыгнуть очередное проклятие. «Немотный сглаз? Но кто... кто мог его наложить?!» – растерялась Таня.
Вопя – теоретически вопя и проклиная Татьяну Гроттер, Лизон стрелой помчалась по коридору. «Ни попрощаться, ничего...» – пробурчала Таня и направилась было в свою комнату за контрабасом, но вспомнила, что Ягун просил ее принести ему очередной драконбольный прибамбас, который он имел наглость забыть на столе в собственных хоромах. Девочка решила первым делом заскочить туда – тем более что комната Ягуна была к холлу ближе ее собственной.

Лавируя между грудами пылесосного мелкого мусора, скопищ (больше похожих на кладбища) деталей и бесчисленными лысегорскими каталогами, Таня осторожно подобралась к столу у окна. Против ее ожидания, там было необычайно для внука Ягге чисто и даже не заляпано майонезом. В центре стола одиноко возлежало нечто, смахивающее на мини-веер, ощетинившийся маленькими странными спицами. Таня предпочла не задаваться вопросом, что бы это могло быть, а просто взяла предмет и сунула его в карман.
Что-то зашелестело, со стола спорхнул белый скомканный лист. «Очередная документация?» – подумала Таня, ловко подхватывая лист в нескольких сантиметрах от пола и осторожно расправляя его.
«Привет, Ягун!
Ну, как там у вас в Тибидохсе дела? Все нормально? Скоро сдача магсертации? Желаю удачи. Надеюсь, что тебе удастся написать магсертацию, ни разу не употребив в ней слово «пылесос». Ты там школу не затопи случайно майонезом, или чем ты теперь заправляешь свое летающее чудо? В ней еще учиться поколениям многим магов великих...
И не надо комкать это письмо и вопить на весь Тибидохс: «Ну, погоди у меня, маечник!» Меня теперь при всем желании очень и очень сложно назвать маечником. Та старая майка теперь хранится у Сони. Прям как в лучших музеях Магфорда! Во всяком случае, это она так говорит. И еще она постоянно твердит, что впервые за столько дней видит меня нормально одетым. Хотя, по-моему, лешакам и морским кабанам (ну вот, от тебя заразился) это по барабану.
Кстати о барабанах. Я вскоре намереваюсь стать первым музыкантом из рода Валялкиных. Соня меня учит играть на кларнете (и как она его только сюда тащила?) Между прочим, я делаю успехи! Может, в скором времени еще и на трубе играть научусь! Мы тут ее нашли недавно... Так что на вашу с Катькой свадьбу можем выступить в качестве оркестра старых друзей. Как тебе идейка?
Ладно, я побежал, там дракоша мой проснулся, сейчас буянить начнет... А-а-а! Не на шкаф!! Не на шкаф!!! Все, короче, пока!
                    Ванька».
Таня выронила письмо, у нее буквально подкосились ноги и, чтобы не упасть, ей пришлось опереться на злосчастный стол. Не может быть! Такого просто не может быть! Ванька, который уже столько времени не писал ей ни разика, оказывается, активно переписывается с Ягуном! Дружат по-прежнему... Таня всхлипнула от жалости к себе. Значит, Ягун и Ванька сообща ее обманывают, а лопоухий внук Ягге при этом еще и умудряется дружить с ней! И ведь ни словечком про это письмо не обмолвился... Скрывает! Боится! Трусит! Да еще и Соня какая-то... Таня уже заранее ее возненавидела. Кадрить ее, ее Ваньку! Это как же называется? Это же... А она-то, глупенькая, еще обманывала себя! Еще верила в их дурацкую детскую любовь!.. Верила в то, чего давно уже не было, в то, во что верить нельзя! Хотя... как же та дуэль с Пуппером и те его слова?.. Неужели и это – обман? Мираж? Иллюзия?
Она плакала, сама не замечая этого. Плакала от злости, от обиды на бывшего друга. На бывшую любовь... Вредный внутренний голос молчал – видимо, нечего было возразить.
Поняв, что плачет, Таня рассердилась сама на себя. Ей нужно быть сильной – а иначе и жизни не станет. Она поднесла руку к лицу, намереваясь вытереть слезы, но краем глаза заметила... в бриллианте подаренного кольца что-то смутно чернелось. Маленькая темная точка, которой она раньше не замечала...
«Маленькая и незаметная. Вот и я теперь для Ваньки такая», – с горечью подумала Таня, решительно вытирая предательские слезы. И пообещала себе, что отныне Ивана Валялкина, променявшего и безвозвратно, трусливо забывшего ее, Таню Гроттер, для нее больше в мире не существует. «Валялкин? А кто это такой? Нет, никогда не слышала о нем. Нет, мы с ним не знакомы. Что? Я же сказала, нет. Приходите завтра со своими претензиями, сейчас у меня нет на вас времени».
«А время сейчас – идти на тренировку», – добавила Таня, резко отталкиваясь от стола. Все, хватит. Надо идти, развеяться. Может, мысли какие свежие в голову придут...
«Опять же и Ягун, наверное, уже заждался. Нет, я иду».
Таня Гроттер решительно вышла из Ягуновской комнаты и направилась к себе за контрабасом. В конце концов, сколько ей уже не доводилось летать? Месяц, два? Все магсертация да магсертация... Вот сейчас они придут на драконбольное поле, она сядет на свой контрабас, произнесет Торопыгус угорелус и взлетит... И сразу станет легче на душе.
Таня улыбнулась своим мыслям.

Глава 7. Три капли крови
Сколько прошло времени с того проклятого письма? Сколько минут, часов, дней? При всем желании Таня вряд ли смогла бы точно ответить на этот вопрос. По нескольким немаловажным причинам. Во-первых, она, как могла, старалась стереть из памяти эту позорную жизненную страницу. Во-вторых, сроки сдачи новых глав все той же магсертации очень и очень поджимали.
Ну и в-третьих, и в-самых главных, Гробыня перебесилась. Дело с Шейхом Спирей по-прежнему не продвигалось – горячий арабский парень вознамерился получить свое любой ценой. Так что Лысая гора Гробыню пока еще не ждала. Предусмотрительный Семь-Пень-Дыр уже тайком принимал ставки под новую закладку «Судьба Склеповой». Знала почти вся школа, кроме первых-вторых курсов, не замешанных в афере Дыра, и самой судьбоносицы. Таня и Марьяна, опасаясь за хрупкое здоровье начинающего букмекера, ни о чем пока что Гробыню не предупреждали...
Итак, прочно застряв в Тибидохсе, лишенная необходимости посещать уроки и помогать в нелегком умственном труде Гунию, Склепова буквально взвыла от скуки. Академик Сарданапал таинственно улыбался, но не спешил «нагружать девочку учебой». Целыми днями Гробыня либо спала, либо шаталась по Тибидохсу, повсюду, где только можно, запуская глазенапа, подслушивая и интригуя. А по вечерам придумала устраивать тайные вечеринки – гнева Поклеп Поклепыча ей опасаться было сильно нечего. Скучающая барышня даже Таню с Марьяной втянула в эту катавасию, ухитрилась. Впрочем, Таня особо не жаловалась – после того, что буквально целые дни она не вылезала с лекций и из-за рабочего стола, ей требовалось срочно расслабиться. Судя по всему, остальные магспиранты думали точно так же – а чем еще можно было объяснить невероятный успех склеповских пьянок-гулянок?.. 
Все было не как обычно и оттого еще скучнее. Адреналин впустую выкипал в крови Спасительницы Тибисдохса (мерси буйной склеповской фантазии). После того случая с кольцом и пропажи странного медальона, почти давших Таньке надежду на новое приключение, ровным счетом ничего удивительного не произошло – разве что активность боевых действий Крушитарелкина снизилась на 99%. Проще говоря, Глеб замкнулся в себе, редко появлялся даже на общих сборах и трапезах, вообще почти исчез с горизонта. В другое время Танюшку бы такой поворот событий только порадовал. Но теперь она чувствовала себя одинокой, брошенной и покинутой. С Пуппером у нее так и не сложилось (хотя он у Гротти по жизни был вторая резервная группа, тыловой батальон), Ванька... Ваньке до нее больше не было никакого дела, Глеб (она все чаще называла его про себя по имени) почти в прямом смысле вымер. Короче, уровень жизни упал ниже плинтуса.
И разве она могла предположить, что все вдруг круто изменится в один самый банальный вечер?..

Таня сидела в давно ставшей общей гостиной Жилого Этажа. Гробыня, изнывающая от жажды действий, еще после ужина умотала на Лысую гору, прихватив с собой Марьяну. И не надо удивляться – за эти дни Таня и Гробыня вообще очень близко сошлись с новенькой. Они звали с собой и Гроттер, но та отговорилась головной болью. Хотя на самом деле ничего у нее не болело – кроме, пожалуй, сердца... Просто лететь и поневоле вспоминать ту ночь, когда они вот так же с Ягуном и Ванькой отправились в вампирню «Мадам Вамп», на поиски Посоха Волхвов, для нее было выше всяких сил.
Так вот, Таня сидела в гостиной и читала лопухоидный модный журнальчик, великодушно одолженный ей Склеповой. В этот час народ уже расползался по комнатам, и компанию девушке составляли лишь четверо первокурсников, которые перешептывались между собой и что-то увлеченно строчили (коллективное домашнее задание?) да крутой кекс Жорий Жикин, задумчиво листавший свою знаменитую записную книжку. Сидеть одной в пустой комнате у Тани желания не было, и она решила дожидаться возвращения девчонок в общей гостиной, предварительно натянув на окно их комнаты простенькое оповещающее заклинание.
Она как раз перешла к разделу «рекомендуемых в этом сезоне причесок», которые, однако, особого удивления и восторга у нее не вызвали – на Гробынькиной головке она видела и покруче – когда к ней подсел скучающий Жора.
- Почитываем, Танечка? – вкрадчиво спросил он. – Знаний набираемся? Хю-хю! Давно бы пора!
- Пора, не пора, это не твое дело, – немного резче, чем надо, ответила Таня.
- Ну зачем же так некультурно? – неприятно удивился Жорик. – Я тут, можно сказать, всей душой...
- Говори, чего тебе надо, или уходи! – Малютка Гроттер и сама понимала, что перебарщивает, однако Жика мог вымотать душу похлеще даже Недолеченной Дамы.
Записной донжуан Тибисдохса (извините, не удержалась, уж больно словечко понравилось) смешался. Холодная встреча разбила все юношеские иллюзии. Не зная, что сказать, Жора некоторое время помялся, будто красна девица, потом неловко вытянул из своей записной книжки скомканный лист бумаги и положил его на журнал. Сделав это нелегкое дело, он выдал одну из своих фирменных улыбочек, от которых особ вроде Верки Попугаевой неизменно начинало колбасить, и отчалил без права возвращения.
Таня некоторое время удивленно разглядывала бумажный ком, потом осторожно взяла его в руки и разгладила. Лист был исписан ровным четким почерком, так хорошо знакомым девушке по тем многочисленным письмам, которые она когда-то получала...
«Tatjana! Я понимаю, ты быть удивлена, когда получиль это письмо, но мне необходимо предупредить тебя. Я не хотель писать тебе, ведь ты сама зналь, что мы теперь помолвлены с Джейн Петушкофф, и тети совершенно убедить меня, что Джейн есть моя судьба и нехорошо упускать такой шанс, но я считаль это своим долгом нашей старой the great love.
Недавно кто-то проникнуль в секретное хранилище артефактов Магфорда. Это есть очень импоссибль, ведь хранилище очень хорошо охраняй (вообще, это есть секрет, но я думаль, что ты сохраниль эту тайну). Кто-то разбросаль сторожевых гномов и взломаль все 14 замков на вратах. Декан говориль, что он ничего не похитиль, но Гореанна говориль, что декан враль нам и этот кто-то на самом деле похитиль старый артефакт, который называлься «Камень трех капель крови» (я не уверен, что запомниль точно). Гореанна говориль, что это есть совсем сам не опасный артефакт и что она не понималь, зачем нужны были такие усилия для его похищения. Я думаль, что это иметь серьезное значение, и хотель очень известить тебя об этом.
            Прощай, Tatjana! Бывший твой Гурий Пуппер»

0

3

мне понрава, жду проду

0

4

Срочно жду проду!!!!!!!

0

5

оч интересно

0

6

мне очень нравится :)
жду проду...

0

7

хочу проду) :cool:

0

8

Хочу написать проду. Хоть я и пишу свой "Крисстал Древнира" Это не мешает мне писать другое.

Глава 8 "Владелец кольца"

Глеб нерешительно постучался. Дверь со скрипом открылась. У окна стоял ОН. Его Глеб искал уже пять дней. И наконец нашёл.
"У тебя мой талисман?"
"Верно. Но ты не сможешь его забрать. Посмотрим."
Он  вскинул руку с талисманом. Из него вырвался шар света. Шар полетел в Глеба. Он не шелохнулся. Из незнакомца брызнула кровь.
"Как тебе удалось?"
Тут Глеба осенило. Он взял трость и навёл на незнакомца.
" Страж мрака! Ты захватил тело ветеринара."
Ванька встал.
"Нет" Слишком много чести! Я не мрака страж."
В Глеба закрались самые смутные сомнения.
" Нет!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!"

***

Таня проснулась оттого, что её щекотал стрелой купидончик. Это было письмо от Пуппера.

" My dear Таня! Этот артефакт засекли магвокаты. Они собираются летать к вам. I afraid it. Прячься. Всё показывать на тебя.

***  Все читать "Таня Гроттер и крисстал Древнира"

0

9

не знаю рада ли ты будешь, но мне понравилось... ты ведь критику ждала?

0


Вы здесь » Библиотека фанфиков » Фанфики » Таня Гроттер и утерянный Талисман